Зачем нужна долгосрочная динамическая терапия? Психолог Лариса Бандура

Young man wearing a black suit sitting on a couch hiding his face with his hands, psychologist with clipboard listening to him and making notes during therapy session, selective focus

Что такое долгосрочная динамическая терапия, и чем она отличается от
краткосрочной? Почему в некоторых случаях нужно применять именно этот тип
психотерапии, и что происходит с человеком во время использования данного
подхода?

По какой причине краткосрочная терапия зачастую не дает эффективного
результата? Сеанс, второй, третий… Ничего не получается. Все дело в отсутствии
ощущения близости и привязанности между психотерапевтом и клиентом – многие
люди на третьей и даже десятой встрече не могут полностью открыться терапевту.

На этом этапе человек еще не чувствует родственную душу и, соответственно, не
доверяет «чужому» для него человеку. Ситуацию можно рассмотреть на простом
примере. Если психотерапевт говорит клиенту, что он неправильно живет, ответную
реакцию легко спрогнозировать – защита и отрицание. Человек будет утверждать, что у него в жизни все отлично и примет решение, что не нуждается в посторонней
помощи. Почему? Любому будет неприятно услышать от незнакомца, что у него что-то не так.

Интересно, что психотерапевту достаточно просто сказать то, что он видит.
Например, клиент избегает ответственности. Терапевт, не учитывая недостаток
внутренней близости с человеком, произносит элементарную фразу: «Человек,
который избегает ответственности, — малодушная, ненадежная, инфантильная и
эгоистичная личность». Реакция на подобное утверждение будет вполне логичной –
клиент примет решение об окончании сеансов терапии, и никакого продвижения не
будет, или подумает, что психотерапевт решил наброситься на него с критикой.

Однако, в данном случае, противопоставление себя фразе терапевта – ошибочное
действие, так как каждый человек по-своему особенный, и психотерапевт принимает и понимает любого. Именно поэтому, в первую очередь для защиты психики человека, его мягкого и полезного процесса роста и развития, правильного восприятия фраз без интерпретации их в качестве обвинений и попыток унижений личности, рекомендуется длительная психотерапия.
Если между людьми нет доверия, могут быть затронуты личные чувства любого,
ответная взрывная реакция (в большинстве случаев) – это вполне естественно и
нормально. В процессе формирования доверия можно взглянуть на личные особенности с нейтральной точки зрения, критически оценить какие-то свои качества без чувства обиды на слова другого человека. Задача психотерапевта – не обидеть и затронуть глубинные чувства клиента, на длительном пути психотерапии человек должен услышать своего терапевта и осознать свое «я», проанализировать определенные поступки, которые совершаются ради избранной цели, выяснить свои потребности. Такой процесс называется интерпретацией некоторых аспектов поведения и психической жизни. При желании полученную информацию можно трансформировать, но немногие готовы на этот шаг, поэтому иногда на этапе терапии вполне достаточно осознания человеком последствий своих поступков, понимания характера во всех его проявлениях и психической жизни.

Какой еще этап занимает большое количество времени в терапии? В
подавляющем большинстве случаев человеку нужно долго работать над тем, чтобы
принять и пережить свое несовершенство. Этот аспект имеет личный характер, ведь у каждого из нас есть свои взгляды на «несовершенство». Достаточно часто бывают ситуации, когда клиент настолько поглощен чувствами стыда, вины и страха, что совершенно не может признаться в чем-то терапевту. Например, люди с характером нарциссов могут показать свои истинные чувства стыда как минимум через год работы, только в тот момент, когда они уже твердо убеждены, что никто не желает им зла, никто не будет осуждать и обижать, не причинит внутренней боли.

Терапия – не просто удовольствие, это намного больше. Психотерапия – это
поиск источника личной боли, порогов чувствительности, ранимости, поэтому иногда сам процесс может быть в некоторой степени болезненным. В первую очередь на этапе поиска личностных границ, для понимания и осознания которых необходимы отношения, сформировавшиеся между клиентом и терапевтом. Любой человек, убежденный в добрых и теплых намерениях своего психотерапевта, может лояльно относиться к своему несовершенству. Абсолютно к любому действию пациента со стороны психотерапевта должна быть адекватная обратная связь.

Таким образом, терапия состоит из четырех основных этапов – услышать
терапевта, осознать все сказанное, принять и пережить. Пятый этап –
трансформировать – это непосредственная задача самого клиента. Если человек
захочет, он сам должен сделать определенные шаги для изменений в жизни и, при
желании, поделиться результатом со своим психотерапевтом.

Что еще возможно в длительной терапии и невозможно в краткосрочной?
Достаточно редко бывают случаи, когда всего за 1-10 сеансов можно раскопать
огромный глубинный кусок, но чаще всего такая ситуация доступна, если человек
психологически готов и посещал раньше психотерапевта с определенным перерывом.

Условно говоря, научен, хорошо понимает свои чувства и разбирается в них.
Аналогично и для людей с «низким» порогом доверия, у которых достаточно быстро формируются близкие и доверительные отношения с посторонними людьми.

Однако в большинстве случаев у многих из нас не сформировано правильно
доверие. Почему? Все мы дети постсоветского пространства, дети тех времен, когда ребенка после рождения даже не давали маме к груди. Это самый первый баг, после которого в психике ребенка начинает проседать доверие.

Дополнительные факторы – родители уходили рано на работу, оставляя нас одних, были постоянно заняты
«добычей» денег, не включались эмоционально в наши проблемы, порой даже не
реагировали на наши действия… Подобные моменты способствовали неправильному формированию доверия у целых поколений.
Длительная терапия не только зарождает доверие между психотерапевтом и
пациентом, она снимает защитные механизмы и трансформирует их на более высокий уровень.

Почему существует две категории людей, которые ходят на психотерапию, — успешные и менее успешные? Все дело в том, что на пике сеансов необходимо не
только снять защитные механизмы, но и правильно построить новые. Этап построения барьера защиты в психотерапии достаточно ответственный момент, на котором нужно снова учиться жить. Поэтому, вне зависимости от количества переживаний, человеку стоит продолжать еще некоторое время терапию.
Благодаря чему в длительной терапии возможно увидеть защитные механизмы?
Благодаря определенным точкам сопротивления самой терапии (например, пациент стал часто опаздывать или забывать деньги). Имея терапевтическое мышление, психотерапевт может должным образом обработать полученную информацию.
Какая реакция терапевта на отсутствие клиента или очередное опоздание?

1. Анализ текущей ситуации (Почему сегодня клиент не пришел? Были ли
напряженные моменты для человека в последнее время? Что изменилось?).

2. Анализ действий психотерапевта по отношению к клиенту (Может быть, было
меньше включений со стороны терапевта, поэтому клиент обижается и молчит?)

3. Сопоставление жизненной и семейной ситуации клиента с ходом терапии
(например, мнение клиента, что он зависим от сеансов психотерапии, как от
родителей, – его пытаются удержать на одном месте и никуда не отпускать).
Механизм действия человека в ответ на длительную психотерапию может быть
различным – от банального избегания прямых контактов с психотерапевтом до
глубокого чувства вины и тяжести. Однако, вне зависимости от наших чувств, они не должны быть скрыты – только так можно полностью осознать и проконтролировать свое поведение. Подобное бессознательное поведение и неконтролируемые поступки ярко проявляются в местах сопротивления.
Еще один веский аргумент в пользу долгосрочной терапии – все наши взгляды
по отношению к контактам и близким взаимоотношениям закладываются и
окончательно формируются в раннем детстве. Это относится к доверию, страху,
желанию и потребности близости, страху одиночества, поглощения, к желанию
поглотить и прочее. Все перечисленные внутренние ощущения формируются до трех лет, полностью психика человека по выбору контактов и восприятию своего партнера закладывается до семи лет. Многие из нас совершенно не помнят своего раннего детства, поэтому достаточно сложно извлечь из памяти подобные моменты. Для этого существуют различные техники – телесно-ориентированные упражнения, метод расстановок по Берту Хеллингеру, гипноз. Однако желающим попрактиковать в этом направлении нужно помнить, что использование подобных методик – не единственный инструмент, который моментально даст ответы на все интересующие вопросы. Обязательно необходим четкий анализ линии прошлого и настоящего – как было тогда, как происходит сейчас, почему на данном жизненном этапе поступки и ощущения человека переплелись.

Почему такой подход важен? Это дает возможность изменить в своем сознании прошлое и действовать по-другому – «В этой точке я бы хотел сделать вот так и принять совершенно противоположное решение». Механизм действия нашего мозга сложно объяснить, но в определенный момент внутри что-то «щелкает», и все становится на свои места. Зачастую для полного сбора общей картины из огромного количества пазлов нужно время – для каждого человека этот отрезок может быть разным.

Среднестатистическая норма времени по формированию доверия – год. Это
наиболее оптимальный временной промежуток для получения достаточно весомых результатов. Для сравнения можно провести интересную параллель между сеансами психотерапии и тренировками в тренажерном зале. Десять сеансов терапии напоминают «по ощущениям» три занятия в зале – мышцы болят, мы их чувствуем, но как с ними правильно работать еще не понимаем.

Для кого в частности рекомендована долгосрочная психотерапия? Для людей с
определенными сложностями в поиске партнера и построении гармоничных
отношений. В терапии очень ясно и четко видно, какие чувства человек вызывает у
своего партнера – терапевт чувствует это благодаря процессам переноса и
контрпереноса. Например, если клиент воспринимает своего терапевта в качестве
мамы, реакция будет ответной. Психотерапевт не отыгрывает бессознательно роль, он принимает данный факт на основе логики и знаний, формируя определенную гипотезу и интерпретацию. Именно в таких точках соприкосновения и можно увидеть ошибки в поведении клиента, понять ответные действия партнера, ответить на интересующие вопросы (Почему партнер избегает близких отношений или, наоборот, прилип «как банный лист» и не дает покоя?).

Подобные тонкие нюансы, невидимые для окружающих, можно обнаружить
только на длительной динамической терапии. Места напряжения, причины и способ ухода от них, взаимоотношения с партнером и окружающими – все эти вопросы ясно прослеживаются, обсуждаются, интерпретируются, переживаются и, при желании клиента, трансформируются. Самая главная задача человека на сеансах – осознать и принять.

У многих людей на первых этапах общения с психотерапевтом возникает вполне
логичный вопрос: «Как связаны мои личные отношения с сеансами терапии? Мне
нужно будет вести себя с терапевтом так же, как и с партнером?» Это предположение в корне неправильное. В близких отношениях мы ведем себя одинаково, поэтому
психотерапевту легко понять и проследить определенную модель поведения клиента.

Как правило, основа модели берется из отношений между ребенком и мамой.
Мама – первый человек в жизни каждого из нас, связь с мамой неразрывна с первого дня зачатия, она знает лучше всего своего ребенка. После рождения, в первые полгода жизни малыш воспринимает только маму, которая намного ближе и дороже ему, а затем начинает различать – мама, папа, другие люди.

В отношениях как в жизни — получили опыт и применили его на практике.
Первый опыт отношений мы получаем с мамой, именно такая модель поведения будет у нас с терапевтом, партнером, мужем (женой). С друзьями может быть немного другая история, потому что к ним мы не привязываемся настолько интимно, не открываем полностью душу и сердце. Но ситуация с психотерапевтом особенная – здесь человек в минуты интимной и душевной близости может открыть полностью душу, как перед мамой, в голове могут включаться различные непоследовательные и противоположные эмоции – жажда безумного внимания, контрзависимость, неудержимое желание сбежать. Все эти ощущения и чувства терапевт понимает благодаря процессу контрпереноса.
Итак, подведем итоги. Какие преимущества дает длительная терапия?
1. Можно увидеть и понять невидимые аспекты жизни клиента, разобраться в
жизненных основах человека, которые могут давать ему определенные баги в жизни, доставлять неудобства и дискомфорт. Решение о дальнейшей трансформации человек принимает самостоятельно.

2. Возможность принять свое несовершенство и адаптироваться под него. Не
любите толпы людей? Не нравятся агрессивные мужчины? Необходимо действовать в противоположном направлении для достижения полного личного комфорта и уюта.
3. Опыт построения отношений с другим человеком и общения с самим
собой, понимания своих стремлений, поступков, желаний. В первую очередь
долгосрочная терапия направлена на обучение клиента диалогу с внутренним «я» в позитивном, теплом и добром ключе. Только так можно здраво и рационально
рассуждать внутри. На начальных этапах этот диалог напоминает сеанс с
психотерапевтом, но со временем этап внутренней зависимости от терапевта пройдет.
4. Безопасная обстановка для получения опыта – терапевт не отвергнет, не
выгонит, не осудит, не обидится, покажет на примере и объяснит, почему некоторые
действия могут обидеть окружающих. Основная задача психотерапевта – думать о
клиенте и о том, что для него будет полезным. И только отталкиваясь от этой точки,
терапевт может делать какие-либо интерпретации, строить гипотезы, задавать вопросы и делиться своими чувствами.

 

Посмотреть мои видео на тему психологии и психотерапии можно тут

https://www.youtube.com/user/larisaBandura