Терапия депрессивного характера. Психолог Лариса Бандура | Бандура Лариса

Терапия депрессивного характера. Психолог Лариса Бандура

терапия депрессивного ст

Самым важным условием терапии депрессивного характера является создание психотерапевтом атмосферы принятия, уважения и сочувственного понимания. Люди с депрессивным типом характера достаточно внимательно относятся к критике и отвержению, улавливая малейшее подтверждение своих страхов в действиях окружающих. Абсолютно любое мимическое выражение лица такой человек может интерпретировать как отвержение или критику, поэтому терапевт должен приложить немало усилий для того, чтобы быть эмоционально стабильным с клиентом и дать ему понять, что отношение не изменилось и не изменится. На это может уйти достаточно много времени – иногда доверие формируется год, полтора, два и дольше. Все зависит от того, насколько сильно ранена депрессивная личность.

На сеансах психотерапевт должен уделять много внимания внутренним предвзятым убеждениям клиента по отношению к его страхам быть отвергнутым, понимать вызванные ими усилия быть всегда и во всем «хорошим» для окружающих. Кроме этого, у депрессивных личностей преобладает чувство вины и порочности. Именно это, по их мнению, и является причиной поражений и потерь, а виновного и порочного человека обязательно отвергнут.

Особенность терапии с данным характером – суть общения не важна, главную роль играет регулярность встреч. Благодаря соблюдению клиентом всех условий сеттинга и происходит его излечение. Однако здесь есть и «опасный» момент – депрессивная личность всеми способами пытается угодить своему партнеру из-за боязни быть брошенным. Поэтому терапевту следует следить за характером выполнения клиентом всех установок сеттинга – если все соблюдается слишком правильно и педантично, это свидетельствует о недоверии к психотерапевту, хвалить и поощрять за это не стоит. Если же человек начинает нарушать сеттинг, значит, он уже доверяет своему терапевту и может позволить себе незначительные отклонения от нормы, проверяя таким образом устойчивость отношений. В таком случае похвала позволит понять клиенту, что он двигается в правильном направлении, и путь доверия уже пройден. Когда еще нужно «хвалить» и в некотором смысле поощрять депрессивный характер? Особое внимание стоит уделить ситуациям, в которых человек критикует терапевта, проявляет злость и негативные эмоции в отношении него. Это показывает, что депрессивная личность перестает идеализировать психотерапевта и снимает с него «нимб непорочности», возводя в разряд обычного человека. Именно в этот момент и происходит психотерапия. Иногда выразить злость для многих людей достаточно сложно, поэтому если человек научился и может ее показать, на данном этапе психотерапии это уже хорошо. Однако бывают и обратные ситуации, когда клиент способен к проявлению подобных эмоций с первых сеансов. В таком случае необходимо работать и над другой демонстрацией чувств.

Кроме всех перечисленных нюансов, для психотерапевта также важно исследовать реакцию на сепарацию (например, отпуск терапевта, отмена встречи по какой-то причине). Подобные ситуации депрессивные личности могут воспринимать достаточно болезненно, принимая непосредственно на свой счет: «Наверное, Вы уже устали от меня и моего характера. Скорее всего, это во мне причина, и я Вам отвратителен! Мои потребности слишком велики для Вас. Вы бросаете меня из-за моей порочности и греховности!» Но на самом деле депрессивные люди не нуждаются в непрерывной заботе и внимании. Для них важно понимать, что они имеют право рассердиться и выразить свое негодование, что гнев, направленный на терапевта и любого другого человека, не разрушает их отношения, а наоборот – укрепляет.

В жизни нельзя выучить и запомнить подобный урок, не закрепив на практике, поэтому в данном случае для депрессивной личности полезна будет сепарация с психотерапевтом. Это новый опыт, который подтолкнет к пониманию внутренней стороны отношений – честность и открытость всегда делают взаимоотношения на порядок выше и лучше, чем скрытость и попытки сдержать свои эмоции.

Зачастую депрессивные личности занимаются самокритикой и самоедством. Как им помочь?

Стандартная поддержка (мобилизация, мотивация, успокоение и утешение) не действует на депрессивных людей. Например, если таким личностям сказать, что зависть – это вполне нормальное чувство, они никогда не поймут этого утверждения. Более того, внутренняя реакция клиента будет приблизительно такой: «Тот, кто действительно меня знает, не смог бы поддерживать меня и хорошо отзываться. Вероятно, я обманул этого терапевта, заставив его думать обо мне положительно. Значит, я – обманщик, а поддержке психотерапевта нельзя доверять, потому что его легко одурачить и ввести в заблуждение».

Что можно сделать? Нужно атаковать Супер Эго, пошутив по-доброму: «Да вы пытаетесь быть святее Папы Римского!», «Добро пожаловать в человеческий мир!», «И что в этом ужасного?». При таком подходе клиент будет в состоянии принять сообщение терапевта, чувствуя с одной стороны незначительную критику, а с другой – поддержку и принятие ситуации психотерапевтом. Однако на первых сеансах депрессивным личностям будет тяжело понять добродушно-критические замечания, правильно воспринять и осознать всю глубину сказанного терапевтом они смогут только после установления доверия. Критика для людей с депрессивным характером ясна и понятна: «Если человек разговаривает со мной в таком тоне, возможно, он меня действительно понимает, и в его словах есть доля правды». И постепенно информация начнет осознанно складываться в их душе.

Принятие решения о завершении терапии должно оставаться за клиентом. Почему? Формирование депрессивного характера всегда включает раннюю сепарацию и фрустрацию в тот период, когда у человека еще не было ресурсов для того, чтобы справиться с разрывом привязанности с близким человеком. Более того, у таких людей не было возможности вернуться к понимающему и заботливому родителю – фактически, мама и папа были инфантильными по отношению к ребенку, поэтому последний взял на себя роль взрослого и ответственного члена семьи. Соответственно, у него не было поддержки. Именно поэтому, для исключения ретравматизации личности, человек с депрессивным характером сам выбирает этап для завершения сеансов психотерапии. Но для таких клиентов дверь в терапию нужно оставлять открытой, и они должны понимать, что всегда можно вернуться.

Процесс завершения сеансов психотерапии для депрессивных личностей может длиться годами. Клиент уходит и возвращается, проверяя прочность и устойчивость отношений с психотерапевтом, убеждаясь в том, что его продолжают любить, и он имеет право на свою отдельную жизнь. И это не тот случай, когда помогает краткосрочная терапия (например, как в Америке и Европе, по страховке за 10-15 сеансов). При таком подходе может произойти обратная ситуация – начаться процесс ретравматизации и обострения ощущений своей порочности. Человек привязывается к психотерапевту, но неожиданно для него сеансы завершаются. Реакция депрессивной личности вполне предсказуема: «Ну как же так? Другим помогает, а у меня все настолько плохо, что уже ничего не может помочь?». Как следствие – человек замыкается. В чем причина такой реакции? Все дело в ранней сепарации, когда депрессивной личности пришлось отказаться от матери. Такому клиенту потребуется значительно больше времени, чем 10-15 сеансов. Иногда и 20 сессий будет мало для того, чтобы интериоризировать процесс общения с терапевтом и впитать его в себя в качестве объекта: «Психотерапевт общается со мной, принимая меня таким, какой я есть, и не осуждает. Значит, я начинаю разговаривать со своим внутренним «я» в таком же русле. Сначала мой внутренний диалог напоминает общение с терапевтом, а со временем становится частью меня – добрый позитивный диалог».

Как можно помочь друзьям и родственникам с депрессивным характером? Самостоятельно их излечить не получится. Самый важный момент в терапии с данным человеком – отвержение и критика. Для близкого человека подобное отношение эмоционально воспринимается достаточно тяжело. Более того, со временем депрессивная личность может захотеть свободы от взаимоотношений для проверки возможности сепарации, затем возврата в отношения. Для простого человека со своими чувствами весь этот путь будет действительно сложным. Терапевт воспринимает все значительно проще – есть четкая мета-позиция и понимание того, что дружбы в этих взаимоотношениях нет, и человек просто учится жить по-другому, используя психотерапевта в качестве своеобразного инструмента.

Однако помочь близкому другу или родственнику все-таки можно – нужно конфронтировать с его критикой, поднять уровень самооценки, указывая на моменты отвержения, когда окружающие «считают» его отвратительным, плохим, порочным и греховным. Тон общения должен быть поддерживающе-критический. Именно в этом случае депрессивная личность прислушается.

 

Посмотреть мои видео на тему психологии и психотерапии можно тут

https://www.youtube.com/user/larisaBandura