Экзистенциальное одиночество. Виды одиночества. Психолог Лариса Бандура

Экзистен

Экзистенциальное одиночество – это некая тоска, сильная душевная тревога в соединении с грустью и скукой, которую человек испытывает постоянно или в некоторые периоды жизни.

Давайте разберемся более детально – что это за состояние, как оно переживается, какие причины его возникновения?

Одиночество бывает двух типов – внешнее и внутреннее. Внешнее одиночество – более простое состояние, как правило оно завязано на внутренних процессах.

Какие могут быть причины возникновения одиночества?
В первую очередь это непринятие себя как личности (человек чувствует, что он совершенно другой, поэтому стыдится себя и своих особенностей, ведь иначе его просто никто не примет в этом обществе, окружающие, как и он сам внутри своего сознания, отвергнут его – «Я знаю, что вот тот человек, однозначно отвергнет меня. По-другому быть не может!»); проективное оценочное критическое мышление по отношению к окружающим («Все люди глупые, плохие, неудовлетворяющие, неинтересные и пр.»). Здесь может возникнуть две ситуации – когда человек малоинтересен даже самому себе, или, наоборот, он слишком интересуется собой (соответственно, окружающие очень «блеклые» по сравнению с ним).

Еще один вариант – болезненная история из детства, напрямую связанная с взаимоотношениями с ранними объектами привязанности (мама, папа, бабушка, дедушка), которые отвергали, критиковали и не принимали в свою «группу» ребенка («Здесь мы взрослые, умные и интересные, а ты сиди в своем уголке и не вмешивайся во взрослые разговоры»). Как следствие, такое поведение будет воспроизводиться во взрослой жизни с другими людьми, даже с теми, с которыми человек еще не вступил в отношения. Все дело в том, что внутри сознания личности уже произошли определенные изменения из-за предыдущих детских отношений, ее отвергли и вернули «в угол», поэтому она и старается не встречаться со своим стыдом и разочарованностью в людях.

В корне проблемы – глубокое недоверие к людям, отсутствие веры в искренность и добросовестность окружающих, да и в целом неумение доверять (речь идет не о доверии материальных ценностей или, например, машины; в контексте – доверие глубинных переживаний человека, очень важных для него).

К тому же, здесь мы можем столкнуться с подверженностью к идеализации – условно говоря, все люди, с которыми я буду взаимодействовать, должны быть 90-60-90, то есть выделяются определенные рамки. Если же человек «выбивается» из поставленных границ, он не может пережить эту фрустрацию – объект общения несовершенен и не вписывается в поставленные рамки идеализации. Со временем состояние фрустрации становится непереносимым, поэтому человек принимает решение ни с кем не сталкиваться, чтобы не проживать повторно болезненные ощущения, не сталкиваться с тем, что люди несовершенны и делают ошибки, что они глупые, неинтересные и странно мыслят – лучше не стоит входить в контакт. В целом, любая проблема человека связана с тем, что он не может пережить какие-то переживания, которые происходят в похожих ситуациях. Что это означает? Человек выходит наружу и, попадая в ситуации, вызывающие неприемлемые для него чувства, принимает решение изолироваться от окружающего мира («Все… Невозможно терпеть… Я лучше спрячусь в своем домике, буду отрицать и вытеснять, используя все возможные психологические защиты, чтобы не испытывать настолько невыносимую боль!»).

Таким образом, говоря о внешнем одиночестве, важно подчеркнуть, что для человека процесс идеализации и деидеализации может быть поистине невыносимым из-за возникновения фрустрации.

Внешнему одиночеству соответствует внутреннее, они всегда идут в паре. Иногда бывает и другая ситуация – человек находится в контакте с людьми, но внутри чувствует себя одиноким («одиночество в толпе или одиночество вдвоем»). Как понять выражение «одиночество в толпе»? Это означает, что окружающие люди не могут удовлетворить потребности человека, фактически это следующий этап одиночества из-за состояния фрустрации идеализации (то есть человек смог войти в контакт и наладить отношения, но он все еще переживает фрустрацию из-за неидеальных людей).

Такая фрустрация тоже может быть болезненной, но это уже значительный шаг в период сепарации и индивидуации (процесс становления личности), когда человек понимает, что его никто не спасет, вокруг нет идеальных людей, да и вообще нужно смириться со всей этой ситуацией и получать от окружающих то, что они могут дать (хотя это может быть минимум собственных желаний).

Самое раннее проявление внутреннего одиночества связано с объектами привязанности. Как правило, если человек постоянно чувствует мучительную внутреннюю тоску по людям и находится в состоянии изоляции (вне зависимости от того, есть ли кто-то рядом), это свидетельствует в первую очередь о тоске по объекту привязанности. Такая глубокая ноющая тоска присуща личностям, имеющим некоторые черты пограничной организации психики, или, наоборот, «многопограничным» (континуум опускается от невротического ближе к пограничному). Проявление душевной тревоги на таком уровне связано непосредственно с ранними объектами привязанности (мать, отец, бабушка, дедушка и пр.) и отсутствием крепкой эмоциональной связи (т.е. «не было устойчивого объекта привязанности»). Например, у ребенка есть мать, но она периодически удовлетворяет его, уходит или совершает плохие поступки, поэтому и возникает ощущение, что сегодня-завтра мама совсем уйдет. Еще варианты – мама ушла, и ребенок совершенно не понимает, вернется ли она; мама перестала испытывать эмоции по отношению к ребенку, не включается в его переживания, не проявляет внимание и заботу (ребенок не понимает, вернется ли прежняя мама).

В основном, подобная сверлящая и болезненная тоска возникает у людей, у которых мать была эмоционально холодной (при этом материнский объект мог быть функционально идеальным (хорошая и правильная мать в лице окружающих и пр.), но самого «материнского поведения» (когда мама переживает за малыша, думает о его потребностях и желаниях) не было). В таком случае ребенок рядом с матерью будет чувствовать себя одиноким, не испытает полного слияния с материнским объектом.

Как следствие, тоска по вечному слиянию будет постоянно подталкивать его к поиску устойчивого и стабильного объекта привязанности, которому можно доверять, который не предаст, не бросит и не сделает больно.

Самостоятельно разобраться с тоской по объекту привязанности практически невозможно, нужно обращаться за помощью к психотерапевту – в реальном мире сложно найти объект привязанности, удовлетворяющий все потребности (надежность, стабильность, ответственность, глубокий эмоциональный контакт и пр.), а искусственные условия немного «приподнимают» психику, улучшая ее состояние и позволяя найти надежного партнера. Почему так? Из наших травм мы формируем дальнейшие отношения. Как это выглядит на примере?

Человек испытывает холод по отношению к себе со стороны окружающих, он не может никому доверять, ведь обязательно за доверием последует предательство. Как правило, его линия поведения – поиск таких людей, которые воспроизведут полученную травму, бессознательное, но в то же время специальное провоцирование ситуаций, в которых он сможет доказать себе, что все-таки мир устроен так, как он это видит. Со временем это приведет к полной изоляции от окружающих – без боли жить намного легче.

Когда процесс сепарации завершится, чувство одиночества может периодически возвращаться к человеку, но оно будет основано на утверждении: «Рядом со мной когда-то кто-то был и всегда будет рядом. Возможно, этот человек не удовлетворит мои потребности сполна, но он меня не бросит». Ощущение внутренней стабильности и надежности формирует тот самый стержень, делающий нас сильнее и увереннее, соответственно испытываемое чувство одиночества не будет таким болезненным.

Посмотреть мои видео на тему психологии и психотерапии можно тут

https://www.youtube.com/user/larisaBandura